glyuck-chan
Just say no more

Одним тихим солнечным утром клонившихся к закату лета и отпуска я сидел в чужой комнате, за чужим нетбуком и выключал радио, чтобы не мешало думать. Моя собственная комната уже вторые сутки являлась полем битвы с кровопийцами, нелегально заселившимися в старый диван, поэтому она была затянута ядовитым смрадом дихлофоса и уконопачена с окон и входа - так, для проформы. Изгнанный таким образом из своего жилища, я, впрочем, не чувствовал себя особенно ущемленным - даже скорее наоборот. Возможно, в этом были виноваты мои новые воображаемые друзья, - один с ритмичными песнями о доме за дверью под дождём, другой с нагорными проповедями о счастье вечно лезть на рожон, - но мысленно я в это время тоже бродил по сумеречному лабиринту мозговых извилин, и понимал, что это самое естественное положение, какое только можно выдумать, и даже хотел бы провести в нем всю оставшуюся мне вечность. Я превратился в быстроходную улитку и складывал всякую найденную дребедень в походный домик прямо за спиной. Меня носило по закоулкам с такими вызревающими мыслями, где я мог насладиться видимостью пустынности, хотя на самом деле там наверняка побывали многие, и при этом только малая часть из них оставила след. Интересно, думал я, велика ли вероятность случайно оказаться в таком месте, пусть даже совсем маленьком, куда практически ни один человек до меня так и не удосужился попасть? А если да, смогу ли я еще и открыть это место?

Подобные будничные мысли юности - хорошая штука. Их легче очистить от всякой инертной грязюки, которая так хорошо въедается в ткань простой физической реальности. Ну вы знаете, эти разные приятненькие привычки, памятованные негативные опыты и прочее подобное... Вот бабушка и дедушка, с которыми я живу, относятся как раз к категории людей, ужасающих меня до гадливости: во что же можно превратиться, если подчинить мысли возрасту, и они перестанут прочищаться, заработают в одном ритме с пакостной прозаичностью жизни. Который день я не выдерживаю и снова бьюсь об загадку, которая мучает меня уже лет пятнадцать: неужели у них в голове, у них в душе больше ничего не осталось, кроме монотонных записей про несправедливости и неблагодарности, заготовленных на все случаи? Что ж... Пожалуй, пришел этот момент ядовито усмехнуться и действительно свести свою т.н. родственную "любовь" к простому, правильному и бережному обращению с техникой, про которое они оба так давно и надрывно мне твердят. Наверное, их так волнует эта тема, потому что они сами от усталости давно превратились просто в машины по бытовому обеспечению. Так что обращаться с ними по инструкции - лучшее, что теперь вообще можно с ними сделать. Но срывать на таких обитых металлом машинах злобу, чтобы потом прыгать с оханьем и дутьём на ушибленную ногу, - это уже какой-то бородатый анекдот из газетки вроде "Мир новостей". А я этими газетами пользуюсь разве что в туалете.

Я вообще хочу жить, например, в этаком динамичном приключенческом романе с философскими отступлениями-эссе. Или, может, модернизировать ницшеанский философский роман, или даже изобрести что-нибудь совсем новое и современное. (Ну да, смешное заявление для человека, знакомого чуть ли не с одним только Ницше, не спорю. А впрочем, для начала я и собирался только посмеяться.) Мне было трудно не заметить, что жизнь влияет на творческое самовыражение, и наоборот. Я всегда вкладывал в свои сочинения и рисунки всю душу, какую только мог найти, но все равно мне потом очень редко нравилось получившееся. Поэтому, как бы я себя не обманывал в рабочих целях, по плодам своей работы я никогда не ошибусь, как мне нравится собственная жизнь и где именно. Сейчас я принимаю участие в неком подобии плохо сорганизованного "креативного" флэшмоба: туповатая молодежная трагикомедия с нудной софистикой в сухом остатке. Я только недавно узнал, что назначен продюсером, режиссером и актером одновременно, поэтому пока в осадке и в процессе привыкания к объемности этой роли. И из этого много забавных вытекающих. Скажем, я выхожу посреди ночи в гости к мужчине, с которым виделся всего один раз, - когда снимался топлес на пляже, - похоже, пребывая в уверенности, что дворовые страшные истории в принципе не могут иметь ко мне отношения. И пугаюсь я лишь как стадное животное, в последний момент осознавшее себя в одиночестве, - когда в гулкой тишине темного двора за спиной резко разбивается бутылка, брошенная секунду назад человеком, который уговаривает больше не пить своего приятеля за рулем машины. Я знаю, что в любом произведении можно найти недодумки и недоделки, но в моем творении их столько, что поневоле задумываешься - а моё ли оно вообще, если большая часть пока написана всем известным и анонимным гениальным шизофреником?

Мне нравится тусоваться с людьми разных полов, возрастов и положений. Мне нравится пробовать кажущихся твердыми окружающих на зуб. Мне нравится извлекать случайную интересную информацию из спонтанных расзговоров на неожиданные для меня темы. И я хочу, чтобы в каждом моем абзаце и в каждой моей зарисовке было больше сочных движений, открытий, злобы, решительности и истины. Даже если знать, что истина - еще одно лживое явление. Я и сам ужасный враль, потому что живу среди наебщиков, учусь у лжецов и хочу овладеть аж двумя способами профессионально втирать очки. Но что такое, по-вашему, истина? Некое суждение, соответствующее мнению большинства авторитетных людей? А вот и нет. Истина - это суждение, зажигающее энтузиазм для сворачивания гор. И чем больше энтузиазмов она зажигает, тем истиннее. Вот и все.

Улавливаете, да? Врун тоже может говорить истину. И я хотел бы врать так, чтобы поверить самому и заставить поверить достаточное количество окружающих. Поэтому, как вы понимаете, следует очень придирчиво выбирать то, чем собираешься пудрить мозги, - как и всякий материал для творчества, которое ценишь высоко. А большинство предпочитает ложь качеством похуже, - пипл хавает третьесортные сказочки и прочее дешевое наебалово, оставляющее глубокие следы на бедном подсознании. Так и складывается беспросветная житуха с её "правдой" - то есть с ложью о том, что получившееся дерьмо все должны расхлебывать вместе. Но я с детства не хотел в этом погрязать и поэтому разгоняю свои мысли, как мотор, чтобы вся пакость отлетела от них. И я уеду на своих мыслях куда захочу, а грязная масса будет весело прыгать за бортами. И никто не докажет мне, что я самоуверенный дурень, - даже "время" не докажет, потому что его на самом деле у меня еще более чем достаточно. Человечество пока отнюдь не на пике прогрессивного движения, если, сказать к примеру, 2 миллиона людей на Земле вообще не умеют читать...
Одно время я задумывался о том, что, возможно, допускать к власти действительно стоит старых матёрых вождей - тех, кто доказал в свое время достижениями, что в состоянии управлять. Однако к настоящему моменту я успел понять, как дорого им обходится это умение управлять и какую непозволительно высокую мзду оно берет с подчиненных за свои услуги. Подобные позиции годятся лишь для дырявой самообороны всяких телевизионных клоунов, вступающих в первую фазу этого самого престарелого возраста. Новому же времени правление подобает молодое, компактно накопившее опыт предшественников, но наблюдательное насчет перемен и больше стремящееся к поиску новых решений. Ставка нужна на глядящих не назад, а вперед. Ну, и сколько же молодых людей сейчас не ноет от всякого толчка, копируя своих родителей, а учится стоять, ходить и прыгать на ушах на трясущейся земле и живёт хотя бы приближенно к скорости мысли?


@музыка: Spiral69

@настроение: creative

@темы: кофеинчик, болтовня, пинки, самоисследования, театр абсурда, чему мы научились за день