glyuck-chan
Just say no more
Все-таки действительно, ходить в культурные места одному и в компании -- это достаточно разные вещи. В последнее время люди рядом со мной -- предмет моего пристального изучения ничуть не хуже экспонатов в галереях. Поэтому при не-одиночном посещении места мои впечатления о месте урезаны примерно на половину. А впечатления о спутнике, исходя из этой логики, тоже. Но в жизни редко удается что-либо достать в чистом виде, а что-то лучше, чем ничего. Можно синтезировать много интересного.

Спутником взял одну знакомую из интернета, с которой примерно с год отрывочно общаюсь. Странное у нас с Томой взаимодействие: с одной стороны, есть определенный интерес друг к другу, с другой -- ощущается какой-то странный напряг и недопонимание. Отчасти поэтому я и решил, что надо уже прояснить отношения при личной встрече. И пригласил ее на Третьяковку на Крымском Валу: рассудил, что если уж я окажусь неподходящим собеседником, человек хотя бы окультурится. По правде говоря, я ожидал, что мы с ней конкретно не совпадем в определяющем, и перед выходом напрягался по-страшному. Не спрашивайте меня, какого черта это казалось таким важным -- очевидно, дурацкие психологические привычки. хD В любом случае, события пошли по лояльному сценарию. Человек был тих, флегматичен и с несобраннымы мозгами (похоже, частью по привычке, а частью от недомогания), говорил в основном о себе. Однако с успехом подмечал вещи, пропущенные мной, и вообще разговор у нас вышел. Вчерашним и сегодняшним утром меня вдохновляли цитаты из книги Сью Герхардт про формирование психики младенцев. Так вот, судя по всему, у Томы в детстве привязанность к матери формировалась скорее по избегающей модели. Это когда мать сама не может дать себе того, чего от нее нужно ребенку, и потому ребенок насчет своих потребностей старается не заикаться, однако внутри они никуда не деваются. И таким образом в человеке формируются подавление и замкнутость. Следовательно, даже балование в детстве при таком факторе не спасает, особенно если есть предрасположенности к болезням, и искажение психики неизбежно. В общем, несмотря на некоторую опустошенность после Тумановской компании, я ей только сочувствую. И не против потаскать ее куда-нибудь еще, в океанариум там. Для меня важно то, что именно в океанариум и в прочие релаксирующие места. Напряженное изучение "поциента", пускай и (/особенно) разбавленное приятной болтовней, для меня несовместимо с напряженным контактом со сложными экспонатами.

А что касается экспонатов, то их изучать я отправлялся со вполне конкретной целью, связанной аж с пресловутым дипломом. Дело в том, что я наконец-то добрался до списка литературы. :-D И первым на очереди оказался испанский философ-социолог рубежа XIX - XX вв., с забавным именем Хосė Ортега-и-Гассėт. У него есть любопытная статья по теме, "Дегуманизация искусства", и в ней он анализирует основные тенденции молодого, на момент 1930-х годов, искусства. Нравится мне вообще этот господин своим виртуозным мастерством формулировки, но о нем как-нибудь потом.
А собственно дегуманизация искусства у него и есть та самая тенденция, характерная для мирового художественного авангарда с начала того века. Предшествовавшее ему искусство века XIX было крепко замешано на гуманизации и реализме -- так что специфично художественные ценности стали в нем растворяться. Это и вызвало, в конце концов, протестную реакцию художников нового поколения, которые в поисках утраченной эстетики и под влиянием современных им событий ударились в противоположную крайность -- в уход от гуманизма. Они не просто удалялись от реальности -- они деформировали ее в пользу стилизации. Из человека и предметов его бытия они старались синтезировать лишь их эстетическую составляющую. И у всех это конечно, получалось по-разному. Кто-то косил под Сезанна и играл с цветами -- очень вдохновенно, кто-то сделал акцент на упрощении форм -- и, честно говоря, ТАКОГО размаха эстетических чувств я ни в первый, ни во второй раз не понял. :alles: Зато неожиданно осознал, что меня умиротворяют ясные геометрические формы Малевича и Родченко. (Тома радовалась, что увидела оригинал "Черного квадрата" и говорила, что он нуждается в реставрации, лол.) Начиная с 20-х годов, в советском искусстве пошло разделение на дальнейшую "дегуманизацию" в "свободном искусстве" подполья и на дутую гуманизацию официально одобренного соц-реализма. Есть легкое ощущение, что вследствие бурных социально-политических событий дегуманизации как таковой у художников СССР не случилось даже в поздний период. Отвлеченным предметам посвящен довольно малый процент полотен. Большая часть так или иначе касается проблем личности или социальных явлений. Что неудивительно. Видимо, отсюда и трудность контакта с такими произведениями.
Закрывая мысль о статье, скажу, что Ортега, очевидно, оказался слишком категоричен в своих прогнозах. Всю историческую картину борьбы движений я увидел примерно так: вначале дегуманизационные веяния довольно решительно ворвались на территорию кипящей Русляндии, но затем массовое искусство стало отчаянно сопротивляться, и в итоге реализм стал мрачно-вульгарным средоточием фрустрации, а "стилизационизм" оброс "опухолевыми" разновидностями вроде поп-арта. В общем, все друг другом "отравились". И, кстати, не сказать даже, чтобы это была особенность одного только совкового искусства -- тоталитаризма ведь и на долю других стран хватило.
В общем, понимаете, отчего это заставляет меня печально вздохнуть о русском народе и самом себе, и вообще немного грустно?
Хотя вообще в картинных галереях весело. Особенно если там проводятся выставки современного искусства. Представьте: выглядываете вы с лестничной клетки, видите -- внизу человек валяется. Спускаетесь к нему пульс прощупать. А это арт-объект. х))

@темы: впечатления, ВСоциуме, места, чему мы научились за день